sunsetsuperman1 (sunsetsuperman1) wrote,
sunsetsuperman1
sunsetsuperman1

Решение ЕСПЧ о запрете крещения детей. Что не заметили алармисты?



Патриотическую общественность обуяло справедливое возмущение касательно решения ЕСПЧ с марта 2016 года считать крещение младенцев преступлением, несовместимым с ратифицированной 25 мая 1992 года ст. 3 Конвенции о правах ребенка.

На самом деле, удивляться здесь нечему. С формально-либеральной точки зрения (а именно таковым по духу является современное законодательство) церковь отделена от государства и существует право на свободу вероисповедания, отказываться от которого было бы странно. А коль скоро каждый человек имеет право самостоятельно выбирать веру, то действительно неподобающим кажется как бы насильственное обращение человека в тот момент, когда он еще не понимает, что происходит. Вообще-то, крещение в младенчестве – не совсем христианская практика. Скорее это часть некой неизбежной встроенности пережитков язычества, квазимагический ритуал, призванный защитить ребенка от сглаза, порчи и др. нехороших вещей. Ведь к вере человек приходит только сознательно, а значит, с помощью разума.

Да, конечно, можно вспомнить экстравагантное «Верую, ибо нелепо» Тертуллиана или знаменитое замечание кардинала Барония: "Намерения святого духа заключаются в том, чтобы научить нас, как взойти на небеса, а не тому, как движутся небеса". Но, во-первых, далеко не все церковные авторитеты так считали, а, во-вторых, почему стремление «взойти на небеса» не может сосуществовать с изучением «движения небес»? Августин Блаженный уверен, что может и даже должно, говоря «Вера вопрошает — разум обнаруживает». А святитель Василий Великий считает, что «Вера есть несомненное согласие на то, что выслушано с удостоверением в истине проповеданного по благодати Божией».

Ясное дело, естественная наука не может доказать существование Бога, т.к. априори не имеет для этого инструментария. Но есть богословие, которое, строго говоря, является наукой, т.к. имеет предмет исследования, методы исследования и даже способы верификации экспериментов (если так можно выразиться).

Раз речь идет о сообщении в итальянской прессе, то нельзя обойти вниманием энциклику папы Иоанна Павла II «Вера и разум»: «Вера и разум подобны двум крылам, на ко¬торых дух человеческий возносится к созерцанию истины». Коль скоро истиной для христиан является Бог, то познается он с помощью веры и разума. Император Константин, сделавший православие официальной религией Римской империи, крестился лишь на смертном одре, при этом все его считали христианином. Множество ранних богословов крестилось по прошествии многих лет после принятия ими веры.

С другой стороны, сегодня существует традиция крестить младенцев, и запрещать ее – значит нарушать права верующих, что точно так же входит в противоречие с основополагающими документами касательно прав человека. Но дело-то в том, что никто младенцев крестить не запрещал. Запрещено крестить только в случае, если один из родителей против.
Какая-то итальянка, не желавшая крестить ребенка, подвергалась давлению со стороны мужа, который крестить хотел. Вот она и обратилась в ЕСПЧ. И какое решение надо было выносить по этому поводу? Конечно, некую привилегию в связи этим решением суда получает тот, кто не хочет. Но тут либо супруги равны в принятии решений, либо патриархальная семья. Я сейчас не выступаю ни за то, ни за другое, просто описываю возможные варианты.

Интересно то, что данное решение ЕСПЧ бьет, прежде всего, не по верующим, и не про традиционной семье, а по ювенальщикам. Ведь это значит, что ребенок решать такие сложные вопросы, как религиозная принадлежность, самостоятельно не может. Решать должны родители, но по обоюдному согласию мужа и жены.

Но проблема дехристианизации Европы с одновременным сталкиванием лбами консервативной части населения с исламскими мигрантами, а затем и тех, и других – с разными извращенцами таки стоит остро. Глядя на окружающую их вакханалию, люди вполне могут взять в руки «Майн Кампф» (что после переиздания сделать элементарно) и поразмыслить над тем, что в некоторых вопросах Гитлер мог быть не так уж и не прав. А Ватикан молчит, хотя вроде бы должен был как-то отреагировать. И вот почему.

В 2013 году Ватикан в преддверии Синода по проблемам семьи выпустил рабочий документ о крещении детей, воспитываемых в «семьях» гомосексуалистов. Там рекомендуется крестить детей, усыновленных однополыми парами: «ребенок, о крещении которого просит один из партнеров гражданского партнерства, должен быть принят с такой же любовью и заботой, как и любой другой ребенок». Единственное условие – родители-содомиты должны гарантировать возможность христианского воспитания ребенка, которого они хотели бы крестить.

Уже заметили? Один из партнеров гражданского партнерства (это такая форма узаконивания гомосексуальных отношений в странах, где браки содомитам заключать пока нельзя). Т.е. Ватикану для крещения ребенка достаточно просьбы одного гея из пары. Почему же в таком случае нет протеста против решения ЕСПЧ? Или решение касается только нормальных семей? Тогда тем более интересно.

В ноябре того же года отдел внешних церковных связей Московского Патриархата под руководством волоколамского митрополита Иллариона и Папский совет по делам семьи под руководством архиепископа Винченцо Пальи провели в Риме конференцию «Православные и католики вместе в защиту семьи».



Из выступления митрополита Иллариона (это такой евроинтегратор от РПЦ):

«Пришло время для христиан объединить усилия и выступить единым фронтом ради благой цели защиты семьи перед вызовами секулярного мира ради сохранения будущего цивилизации. Это то поприще, на котором наш альянс мог бы стать действительно востребованным».

Не понял, в каком смысле «альянс»? Уния что ли? Во-первых, уния православных и католиков – это бандеровская УГКЦ. Во-вторых, это такая уния, при которой главными делаются католики. Просто по факту того, что от примата папы римского они не отказываются. И, в-третьих, уния направлена против «секулярного», т.е. светского мира. А это зачем? Не затем ли, чтобы пресечь зарождающийся альянс светских социалистов с социалистами православными (да и католическими тоже)? Не продолжением ли этого курса стало увольнение Всеволода Чаплина и назначение на его место идейного соратника Иллариона Владимира Легойды?

Но это не все важное, что сказал Илларион:

«Православная Церковь последовательно проповедует идеал единственного, раз и навсегда заключенного брачного союза. В то же время, снисходя к немощи человеческой природы, в исключительных случаях Православная Церковь допускает вступление в новый церковный брак в случае распада первого брака. В этом наша Церковь следует принципу «икономии», будучи движима любовью к грешнику, которого не хочет лишить средств к спасению. В современном мире, где неукоснительно строгое соблюдение церковных предписаний становится все более редким, практика «икономии», существующая в Православии в течение многих столетий, может стать ценным опытом при решении пастырских проблем семьи».

Ну, вот Ватикан и решает. Люди несовершенны, нельзя же лишать содомитов возможности спасения только потому, что они грешники. Да, действительно принцип «икономии» практикуется с древнейших времен. Оно и понятно. Если человек не способен исполнять заповеди сразу, пусть лучше исполняет часть, чем не исполняет вообще. Между прочим, благотворительность – это самая настоящая икономия. Из-за своей испорченности человек не может поделиться с нуждающимися всем, что у него есть (а именно этого требовал Христос - «если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною»), так пусть для начала поделится частью. Только надо очень хорошо понимать, что это «частью» не является христианским идеалом. Это именно икономия, т.е. фактически попустительство неисправимому моментально греху как выбор меньшего из двух зол. С помощью икономии (в частности работам Климента Алескандрийского) уже оправдан капитализм. Грех не тогда, когда ты владеешь богатством, а когда богатство владеет тобой. А ведь сказано, что нельзя служить одновременно и Богу, и мамоне. Да и подавляющее число Отцов Церкви (Иоанн Златоуст, Василий Великий, Григорий Нисский и др.) убеждены, что любовь и владение собственностью – вещи несовместимые, а значит, капитализм не совместим с христианством. Но РПЦ сегодня удобно оставаться на противоречащей Христу позиции Климента, и понятно почему. Но тогда надо идти дальше, и мы идем. Сначала с помощью икономии оправдан капитализм, затем оправдывается ЛГБТ и все, что с этим связано, и, наконец, оправдывается новая уния католиков и православных под властью Ватикана, естественно.

Обратимся снова к Иллариону:

«В отличие от Вселенских Соборов, на которых всегда решался какой-либо догматический вопрос и осуждалась та или иная ересь, грядущий Всеправославный Собор не будет принимать никаких догматических решений — на нем предполагается поднять вопросы, связанные с современным бытием Православной Церкви. Более того, этот Собор вообще не будет решать вопросы: он лишь провозгласит то, что будет решено Поместными Православными Церквами заранее, на этапе подготовки к нему. Хотел бы сказать о самом важном, что сделало для нашей Церкви возможным участие в подготовке к этому Собору. На Всеправославном Соборе у каждой Церкви будет один голос; каждая из них будет представлена своим Предстоятелем — Патриархом, Митрополитом или Архиепископом — и еще 24 епископами. Те же небольшие Церкви, где нет такого количества епископов, будут представлены всем своим епископатом. Таким образом, вне зависимости от размера Церкви, у каждой из них будет свой голос».



Конечно, догматические вопросы решаться не будут и не будут осуждены ереси – в частности, ересь папизма (да и раскольника Филарета). А уж что решат по «современному бытию», учитывая, что и у огромной РПЦ, и у крошечной Константинопольской церкви (которая сняла анафему с Ватикана) будет одинаковое количество голосов, понятно заранее. Тем более, что все будет решено Поместными Церквами еще до Собора.

Кстати, Волоколамск помимо «икономиста» Иллариона дал нам еще один феномен общественно-религиозной мысли, почти приведший Русскую Православную Церковь к краху во время раскола, а затем в 1917 году. Речь идет, конечно же, об осифлянах или иначе «стяжателях», оправдывавших владение церковью землей, а затем и крепостными рабами. Слава Богу, Церковь выжила. Но надо же делать выводы.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments